вы читали мои стихи?

Хром, молибден, кремний и углерод

И вот тут меня разделило:
На Москву, башмаки Люцифера, секс и змеиный яд.
Праведных ждёт могила,
И грешник тоже туда помереть горазд.
Как сказал Егор Летов, власть - это праздник,
где пляшут железо, хром, молибден, кремний и углерод.
В наших краях к такой вот шизофрении приводит жадность.
А змеи приносят мед.
чужая рыба

私とあなたの間の接着剤の匂いはブルースです

Время прошло -
Три с лишним сотни дней.
Все хорошо.
Я опять начал нюхать клей.
Ко всему привык, или
успешно делаю вид.
И чего то жду - а телефон молчит.

Ты редкий сон, ты взлетела, пока я спал.
Ты теплое море.
И ты как девятый вал.
Если бы шанс вернуть тебя, я бы рискнул душой.
Надеюсь что там,
где и с кем ты,
тебе хорошо.

И яркие рыбы твои ходят среди цветов
и все, что придумала и решила,
всегда легко -
на твоей ладони.
Полет твой высок и крут,
и держат крылья,
и не устают.

Ты опять снишься мне: ты говоришь слова.
Этих слов не может вместить моя голова.
Не живу без тебя,
И плохо делаю вид,
И я в сети,
А телефон молчит.
охайо

наслушался блин Елизарова

холодный ветер разогнал туман
и в коридорах слышен каждый звук
попрятались все крысы по углам:
король Артур сегодня зачищает круг

что приуныли, добрый Сэр Гарет?
и шарите за пазухой клинок?
увы вам, но разряжен арбалет
и путь один - из тысячи дорог
из всех кривых, предательских путей
что ваш коварный, подлый ум узнал
осталась лестница - вы ныне перед ней
и семь ступеней в замковый подвал

вы слышите - тумана больше нет
и в коридорах стих последний звук
спускайтесь ниже, добрый сэр Гарет:
король Артур сегодня зачищает круг.
вы читали мои стихи?

Соль в Йотунхейме.

Эрл Йотунхейма икнет как жаба
Тряхнет рогатою головой:
Это у вас на дворе сентябрь
А здесь, на западе, я другой.

А здесь, в горах, даже соль спит чутко.
И рано лезет на небеса.
Здесь, в горах, тепло и уютно,
И соль касается мне лица.

Эй, глупый викинг, бери дирижабль,
Лети в прославленный Йотунхейм.
У вас в долинах весь год - сентябрь
А здесь - безоблачный летний день.
диалог

(no subject)

Глубоко под землей,
где мертвого тлена дух,
в тесной пещере одною ногой
Стоит Тит по прозванью Одно из Двух.
Вульгарно одет и стальная гвоздика точно вошла меж вен
Второю ногой Камнепад упирается в камень стен.
Собирай начальство, в круг, в очерченный сажею известняк
modus Тит говорит – станем кормить собак.
вы читали мои стихи?

(no subject)

пока я праздно считал бокалы,
глядел в окно, вспоминал Басё,
она упала на одеяло:
"я всё"
Добрый

(no subject)

я опишу вам свою любовь:
рост 19 метров, зрачки зеленого цвета,
острые зубы, змеиный язык, шрамы, полученные в бою.
она долго несет меня на руках, если вдруг устаю.
а потом бросает, мол, дальше сам.
если уж честно, я слишком привык
к этим ее рукам.
Добрый

(no subject)

читал дневники ягуара:
охота, рыбалка, погоня, секс
и между всем этим огнем пожара
текст.
"ловил когтями луну в реке.
упал в отражение, и повернул назад.
пойду и узнаю,
как там теперь мой брат"
Джек

(no subject)

А мир - он стоит на сексе,
и каких то еще китах.
И все это, значит, вместе
качается на волнах.
При низком давлении
система валится и лежит, словно дохлый пес.
При высоком - та же система идет вразнос.
Как сказал Шри Ратан Лал,
я целюсь не в Бога.
Я стреляю в то, что позволит Богу тебя забыть.
А кордиамин
дает это чувство слегка продлить.
котик

(no subject)

Продолжение есть даже у мертвых рек.
Где то еще они продолжают течь.
Как сказал мне мой шерстяной человек,
Нужно долго скрести эту дверь, а потом прилечь.
а потом пожрать, и дальше скакать без сна.
И громко орать.
А потом уже - тишина.